• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Развод глазами ребенка

    Ирина Блонская 434 Просмотров

    Часто, когда мужчина и женщина разводятся, они пытаются доказать этим процессом, кто из них круче и лучше, кто делал больше, а кто меньше. То есть идет все, что угодно, но только никак не отношение, не понимание того, что между ними стоит ребенок, который смотрит на них и волнуется. Он волнуется больше всех, потому что, когда он приходил в этот мир, он приходил к ним обоим родителям. Это очень большое, очень важное дело, когда мы говорим о разводе. Я не видела еще тех людей, которые приходят и говорят: «Я волнуюсь о том, как будет ребенок». Все говорят только о том, какая она плохая или он нехороший, или почему он подлец, а она еще хуже.

    Что происходит с детьми? Ребенок любит родителей одинаково. И представьте, в каком конфликте находится ребенок, когда родители разводятся. Он испытывает шок быть потерянным. А если у малыша уже было чувство, что он не нужен, что часто бывает, когда родители много работают и приходят домой уставшими, этот шок в разы усиливается.

    Или же другая ситуация: папа долго на работе, мама нервничает, мама расстраивается, она приготовила ужин, а мужа нет. И что она делает? Она сразу кричит на ребенка. Она не замечает, как она кричит на ребенка. И это все постепенно ведет к разводу, ведет к конфликту, к разрыву. Так вот ребенок это уже проживает уже тогда, когда вы еще никуда не дошли. Он уже ставит для себя какие-то приоритеты и обозначает, что любовь надо заслужить, или «меня будут любить только тогда, когда я то-то или то-то», или «я уже недостоин любви, меня любить невозможно». И когда родители доходят до развода, что видит ребенок? Он встречается с ужасом, для него происходящее – это огромный шок. Кроме того, ребенок нервничает и не знает, как себя вести в этот момент. С одним родителем он остается, а другой – уходит, и поэтому со вторым родителем ему надо так себя вести, чтобы никто не догадался, что он его любит.

    Чаще всего, год-два после развода мы еще сами доживаем эту ситуацию, доживаем эту боль, а ребенок страдает в одиночестве. Он страдает еще и от того, что ему надо играть. Ему надо играть роль, что он вместе с вами осуждает другого родителя. Ребенок при этом в шоке и он злиться на обоих родителей от того, что они его обманули, от того, что не дали ему то, что обещали, не дали ему любви, которая есть у других деток. И он начинает злиться. Но когда он будет проявлять злость на обоих родителей, что с ним будет происходить? Его могут выгнать, и он начинает скрывать эту злость. Он начинает играть, и это очень страшно. Мало того, что мы их загнали в шок, мало того, что мы их не спросили, мало того, что мы их не поддержали, не проговорили, что мы оба продолжаем любить тебя. А, чаще всего, наоборот – мы еще и начинаем манипулировать ребенком. Чаще всего, это делают женщины. От безысходности или из страха остаться без денег и жилья, страха того, как они будут жить дальше. А мужчины часто пытаются, уходя, забрать все у женщины, чтобы она поняла, как это без него. И мы доказываем что-то друг другу, не думая в этот момент о ребенке, мы его делаем инструментом. Мы начинаем манипулировать – начинаем говорить, что он бедный-несчастный, говорим, что папа у него подлец. И мы накладываем еще один рубец на его сердце. Мы заставляем ребенка ненавидеть, мы разворачиваем и усиливаем энергию в свою сторону, поддерживая себя. Это ужасно. Если мы хоть на секунду задумаемся, что может случится с нашими детьми… Я просто коротко скажу, какие бывают последствия того, как расходятся родители.

    Если ребенок остается с мамой и если это мальчик, то, чаще всего, он возьмет сторону мамы и начнет жить маминой судьбой и действовать из тех позиций, как действует женщина. Он не возьмет на себя ответственность, он не будет устойчивым. Не потому что он не мог бы этим быть, но потому, что мы вложили ему, что папа – это плохо. Мы отрицали мужское. Отсюда у ребенка начинаются стрессы. Он начинает злиться, вести себя безобразно в школе, что-то доказывать, скандалит и становится неуправляемым. Это психологическая травма, с которой психолог может разобраться. Труднее, если ребенок уходит в психосоматику, он пытается заболеть, чтобы объединить родителей против одной задачи. Это хуже всего. Бывает, что мы теряем деток. Дети бывают доходят до шизофрении, когда родители при разводе утопили друг друга в глазах ребенка.  Тянули ребенка на свою сторону и заставляли играть роль, и ребенок начинает терять контроль над собой. Это коротко об этом.

    Много боли в эту сторону. Я много видела людей, которые расходятся и даже не знаешь, как людям объяснить и не обидеть, что они делают из ребенка инструмент. Хотя иногда хочется сказать: «Что вы творите? Это же ваше будущее». А что будет с вами в старости, когда у вас станут такие дети, которые вырастут наполовину целостными и непроявлеными в той или иной степени?

    Я говорила о мальчиках, что они теряют свою устойчивость и целеустремленность, они боятся социума и часто не зарабатывают больших денег, если мама осуждала отца. Они начинают «гундеть» и прятаться за женщину. Что может женщина в этом случае сделать? Она может поддержать ребенка, говоря ему: «Это я с папой что-то не поладила, а ты остаешься его сыном, это лучший папа для тебя, другого папу для тебя я бы не выбрала». Поддержать ребенка в эту сторону. И после трех лет ребенку, который не живет с отцом, надо жить в мужской среде. Для чего? Чтобы научиться взаимодействовать и выражать себя, понимать, что есть «нет» и «да», научиться выстраивать границы между собой и миром, между собой и людьми. Это очень о многом. Женщина этому не научит, потому что она – среда, она более текучая, у нее нет границ.

    А для девочки есть другой очень важный аспект. Для девочки с трех до семи лет хорошо было бы быть рядом с папой, потому что она тоже выстроит границы и поймет вещи, которые важны для нее, и научится с этим жить. Это и уважение, и принятие мужчины вот таким – другим. Потому что мужчина – это совершенно «другое», это очень отлично от женской природы. Когда она это познает через папу – это прекрасно. После семи лет она может быть с мамой, учиться интуиции. Но какое-то время ей необходимо быть с папой. Но когда мы это рвем – это трагедия. Что я бы рекомендовала родителям, которые собираются развестись, пожить хотя бы месяц с вопросом: «А как теперь будет ребенок?», – и выстроить все по созданию щадящих условий. И ничего не доказывать друг другу.

    И если вы не разошлись достойно со своим мужчиной или женщиной (матерью ваших детей), то, когда вы встретите другую женщину или мужчину, вам это не поможет с ребенком, даже если он или она будут замечательными, и будут готовы перенести на себя всю ответственность, всю заботу о ваших детях. Часто бывает, что травма уже запускается как огромный механизм, и ребенок начинает двигаться из боли, из этого шока, и это очень трудно остановить. Поэтому, если вы расходитесь, отнеситесь к детям очень бережно.

    Самое важное, чтобы родители поняли свою ответственность, что дети – это не игрушка и не инструмент. И развод, в первую очередь, – это о детях. Не о вас, хотя и вы, как малые дети, и в вас тоже много боли. Но мы всегда встречаемся для того, чтобы встретиться и вместе пройти какой-то путь, прожить вместе ситуации, отработать старые программы на двоих. Поэтому вам все равно всегда легче, а дети, в этом случае, всегда одиноки. Они действительно одиноки, оставаясь один на один со своей болью, со своей травмой, со своим шоком.

    Поэтому развод, в первую очередь, – это о детях. Будьте бережны к вашим детям, как бы больно вам самим не было.

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса