• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Человек о Двух Головах

    Миша 239 Просмотров

    “Два интервью? Конечно. Вы могли назвать это ‘беседами с шизофреником'”, голос на другом конце линии тепло засмеялся, “потому что я, вероятно, буду противоречить самому себе. Когда я ношу мою суфийскую шапочку, я часто говорю ужасные вещи о психологии”. Был полдень ранней осени – первый день в школе при Институте Трансперсональной Психологии – и доктор Роберт Фрейджер, основатель и президент школы, был в хорошей форме. Сделав предложение учтивому профессору – взять у него дважды интервью на одну и ту же самую тему – я был почти уверен, что оно будет встречено, по крайней мере, с некоторым колебанием, и был рад обнаружить, что моя неординарная идея попала на благодатную почву. Из его комментариев, было ясно, что мы не были первыми, кто стремился постичь, по-видимому, непреодолимую пропасть между двумя сторонами жизни этого исследователя человеческих возможностей.

    Для многих студентов и преподавателей этого прогрессивного академического учреждения; доктор Фрейджер – прирожденный учитель, психолог закончивший Гарвард и автор, помимо других работ, учебника по психологии «Индивидуальность и Личностный Рост», изданного на русском языке. С другой стороны, для приблизительно двадцати членов Редвуд Сити, Калифорния, ответвления суфийского ордена Halveti-Jerrahi он – Шейх Раджип, или ” Баба”, человек, чью руку они целуют, чьи слова они уважают и коим повинуются, чьей жизни они стремятся подражать. Он – их духовный проводник. До создания этого номера, мы знали, что доктор Фрейджер был одним из первых, начавших работать в области трансперсональной психологии, а также о его непосредственном участии в основании одного из первых институтов в стране, занимающихся этой новой областью исследований и практики.

    О другой стороне его интересов мы узнали только когда вовремя нашего исследования учений суфизма об эго, копия обзора его новой книги «Сердце, Самость и Душа: Суфийская Психология Роста, Баланса, и Гармонии», была доставлена в наш почтовый ящик. Так мы узнали о его роли духовного лидера в этой глубоко религиозной турецкой ветви суфизма. Нас это сразу заинтриговало. Как это возможно, задавались мы вопросом, чтобы один человек мог так твердо стоять на ногах в двух мирах, которые – по крайней мере в том, что касается эго – кажутся совершенно несовместимыми? После нескольких месяцев исследования духовных и психологических перспектив эго, стало абсолютно ясно, что, в то время, как и суфизм и психология посвятили себя исследованию природы и механизмов эго, они пришли к совершенно разным заключениям и о том, чем оно является и о том, какую роль оно играет на пути к целостности. Для очарованных богом суфийских шейхов и дервишей [практикующих], эго всегда было публичным врагом номер один. Действительно, среди всех мудрых традиций мира, суфизм, тысячелетняя мистическая ветвь Ислама, должно быть (возможно, за исключением ортодоксального Христианства) придерживается самой жесткой позиции относительно любого изучения природы и трактовки этого вечного противника духовной жизни. Известный в арабском языке как nafs ammara или “самоуправление или подстрекательство к злу,” этот “бунтарский”, “тиранический” аспект Я рассматривается многими суфийскими мастерами “проворнее Сатаны” в его способности сбить духовного искателя с пути.

    Джавад Нурбахш

    В его усилиях доказать и поддерживать наш разрыв и превосходство над другими, верят суфии, хитрое, обманчивое и изворотливое эго – “самая главная завеса между нами и Богом” – пойдет на все, дабы удержать нас от духовного развития. Факт, что многие суфии переживают состояния, зачастую обладающие чрезвычайной силой противодействия. Рассказывают, что по возвращении со своей исторической битвы с мекканцами, пророк Мухаммед торжественно обратился к своим последователям со словами: “Сегодня мы вернулись с менее священной войны на более священную войну – войну против nafs.” Во всей суфийской литературе, в тех случаях, когда поднимается тема эго, практически всегда встречается термин “mojahada” или “духовная борьба”. Используя такие слова, как “подавление”, “уничтожение” и “истребление”, чтобы описать, как они надеются разделаться с эго, суфийские мастера убедительно говорят о борьбе, необходимой для свержения внутреннего тирана. “Сопротивление nafs является основой всех духовных практик и совершенствования всех духовных усилий”, утверждается в суфийском тексте одиннадцатого века Kashf аl-mahjub. “До тех пор, пока эта борьба не будет вестись с самого начала, ничего не будет достигнуто на Пути”, предостерегает шейх Джавад Nurbakhsh, нынешний глава ордена Nimatullahi. ” До тех пор, пока вы не проклянете ваше nafs, противостоя ему каждый момент и в любой ситуации, и отказывая себе даже в том, что является допустимым, вы постоянно будете вводиться им в заблуждение”, предупреждает суфийский мастер девятого века Абу Хафс Хаддад.

    И, наконец, знаменитый факир Абу Бакр Saidalani утверждает: “Реальность не может быть достигнута без смерти nafs.” Хотя в то время как великие мастера суфизма – наподобие величайших мудрецов всех религий – объединены в своем противостоянии эго, тем не менее, ясно, что сейчас на заре двадцать первого века, у религии уже нет того бесспорного авторитета, когда она определяла территорию «Я». Действительно, в царстве научного мировоззрения, если кто и сохраняет права собственности на тайны психики, то это – психологи. И там, где дело касается эго, они поют совершенно иную песню. Отстаивая жизненно важную роль эго в качестве “функционального центра” и организующего начала личности, как незаменимого посредника между противоборствующими силами психики или как основного чувства индивидуальности, без которого личность не может развиваться, теоретики и терапевты Западной психологии, в то время как их акценты и теории весьма различны, сходятся в одном важном выводе – эго, если и являясь противником в нашем стремлении к свободе, вполне может быть нашим величайшим союзником. Частично, конечно, эта идеологическая бездна может быть приписана различию в том, как эти два лагеря определяют свои термины. Гордость, нарциссизм, привязка к образу самого себя не переводятся автоматически в характер, «функциональный центр» или здоровое восприятие своего Я.

    Джавад Нурбахш

    Даже если оставить в стороне вопрос определений, совершенно очевидно, что в большинстве школ западной психологии понятие о внутреннем «враге», который активно стремится подорвать наше духовное развитие, или что именно наше привязка к индивидуальности должна, в конечном счете, быть оставлена, если мы хотим раскрыть свой потенциал полностью – остается без должного внимания. Действительно, даже в продвинутой области “трансперсональной психологии”, где мистическая мудрость и теория развития стали партнерами, в основном ведется дискуссия на предмет способов и средств “заживления раненного эго” и “принятия себя такими, какие мы есть”, а не о потребности в абсолютном самоотречении перед лицом коварного и неумолимого эго, его искушений. Действительно, везде, где психологической парадигме позволяют занять господствующее положение, неявная или явная цель является скорее исцеляющей, чем трансцендентной, когда восстановление «Я» становится главным, вместо того, чтобы избавиться от него полностью.

    В свете этих очевидно противоречивых целей указанных двух подходов к человеческому развитию, нам было интересно как Шейх Раджип/д-р. Роберт Фрейджер – человек, чья жизнь и работа казались неистово и возможно одинаково посвящены обеим – будет считаться со всегда изменяющейся территорией коварного эго? Как на самом деле эти два подхода могли объединиться в одном человеке? Действительно ли он был “шизофреником”, как он предупредил нас перед встречей? Или он, как и другие в его области, выработал способ, так или иначе, объединяющий два представления в единой “теории всего”? И если это так, то был ли это действительно счастливый союз? Заинтригованные необычной возможностью, которая нам вдруг представилась, мы в прошлом октябре отправились в Калифорнию и проговорили с Шейхом Раджипом весь субботний вечер в его суфийском центре, выдержанном в персидском стиле, недалеко от Пало-Альто.

    А в следующий понедельник мы встретились с доктором Робертом Фрейджером за столом переговоров в Институте Трансперсональной Психологии. Результатом этих встреч стало увлекательное исследование жизни и взглядов одного из ведущих новаторов движения человеческого потенциала, освещающее глубину и мудрость двух авторитетных традиций, а также тонкую и часто сбивающую с толка область, которая проявляет себя, когда они пытаются найти точки соприкосновения.

    Источник: prosvetlenie.daism.ru

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса