• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Что такое “полнота сознания”? Рассмотрим смыслы, в которых употребляется этот термин

    Мария 332 Просмотров

    В англоязычной научной и популярной литературе термин «mindfulness» используется в нескольких смыслах и в разных областях. При переводе на русский язык чаще всего используются такие термины как «осознанность» и «полнота сознания». В этой статье будет использоваться вариант «полнота сознания».

    Представление о полноте сознания существует как в сфере духовных практик, так и в сфере психологии как науки. Следует отметить, что термин «mindfulness» встречается и в духовной и в психологической литературе в нескольких смыслах. Несмотря на явные различия, можно выделить нечто общее, некие схожие «уровни» этого понятия.

    Итак, полнота сознания рассматривается:

    1. Как практика (медитация или психотехника), представляющая собой набор методов психосоматической регуляции (задержки дыхания, специфические позы, визуализация, сосредоточение на определенных участках тела).
    2. Как набор психологических черт или способностей, способствующих достижению особого состояния сознания (в религиозных практиках) или психического благополучие человека (в психологии).
    3. Как особое состояние сознания, которое достигается путем практики медитаций или использования иной психотехники, способствующее достижению целей, которые ставит перед собой человек.

    При этом важно отметить, что, несмотря на схожую структуру, наполнение понятий «осознаности», «созерцания» и прочих (в духовной и психологической практике), а также цели, которые ставит перед собой практикующий, имеют существенные различия.

    Представление о полноте сознания было взято западными психологами из буддизма (как об этом говорят сами психологи), однако оно встречается и в других религиях и системах верований. Судить о понятиях в этой сфере можно по трудам этнографов и религиоведов, книгам, созданным духовными лидерами востока, для популяризации концепции осознанности и практики медитации, а также по доступным собственно религиозным текстам (текстам, описывающим практики или комментарии духовных, классическим религиозным текстам).

    Исследователи, говоря о встречающихся в духовных практиках психотехниках и состояниях сознания, проводят аналогию между идеей всецелостной осознанности в буддизме, «самадхи» индийских традиций  и исихазмом в восточнохристианской традиции, а также направлениях внутри религий. Так, например, отмечается схожесть в используемых психотехнологиях и методах психосоматической регуляции: дыхательные упражнения, выполняемые для достижения контроля над психическими процессами, сосредоточение на психических центрах тела, созерцание световых феноменов и теория символики цвета, а также и самый подход, предполагавший использование соматических процессов и структур для овладения сознанием.

    Практика и идея, схожая с представлениями восточных религий, существует в христианстве приблизительно с VI века. Исихазм – от греческого «исихия» (мир, молчание, безмолвие, покой), это система аскетической монашеской практики, направленной на богопознание и обожение, сутью которой является «умная молитва».

    В даосизме также существовали приемы и методы тренировки тела и духа ради достижения, как говорили даосы, «полноты жизни», высшей просветленности сознания, хотя сама суть просветленности предельно проста: «мудрый ничего не знает и ничего не умеет, а только питает себя, усваивая всем телом вселенскую гармонию жизни».

    Буддизм включает в себя множество направлений и школ, но основная идея одна: выполнение определенных практик для «отстранения» от «загрязненного сознания» и возвращение к «чистому сознанию», слияние с этим чистым аспектом сознания, содержащимся в каждом человеке; это и есть достижение «просветления».

    Данные системы имеют множество параллелей между собой, а именно: 1. Методы практики (управление вниманием, концентрация); 2. Эмоциональная составляющая: экстаз, эмоциональный транс от переживания единения и чувства любви, 3. Концепция о «двух умах», уме логическом и уме сердца и представление о цели практики опустошить логический ум и погрузиться в ум сердца. 4. Растворение, исчезновение индивидуальности практикующего.

    Продолжая рассматривать понятие «полноты сознания», можно наполнить содержанием уровни этого явления, используя структуру, о которой говорилось выше:

    1. Как духовная практика: медитация, «умная молитва», кружения.
    2. Как набор способностей, говорящих об уровне развития сознания и способствующих достижению «просветления».
    3. Как состояние сознания, «просветление», которое достигается путем духовной практики. Достижение этого состояния сознания требует длительной практики, но еще больших усилий требуется для удержания такого состояния, углубления его. Достаточно часто, имена достигших этого состояния сознания известны.

    Необходимо также обозначить особенность понимания терминов «опустошения ума» и «созерцание» в этой сфере, чтобы отделить их от «опустошения сознания» и «наблюдения» (концентрации) в психологии. Существовало представление о двух умах – уме головы, логики (ум с маленькой буквы) и Уме сердца (Ум с большой буквы), который позволяет осознать истинную суть бытия. Целью практик было опустошить ум головы и «опуститься» или «погрузиться» в Ум сердца, воспринимаю, таким образом, Бога или Бытие. Таким образом, «опустошение ума» не означало полную пустоту, а представляло собой наполненность «умом сердца» или возвращение в «чистый аспект сознания».

    Под «созерцанием» понималось не просто направление внимания на объект, а растворение собственной идентичности и стирание границы, слияние воспринимающего с воспринимаемым, со-бытие со всем миром. Также важным компонентом «созерцания» была эмоциональная реакция (экстаз).

    В XX веке, концепции востока становятся все более известными на западе,  было написано достаточно большое количество книг, популяризирующих религии востока. Термин «полнота сознания» начинает встречаться в популярной литературе. Здесь подразумеваются труды психологов или творческих людей, популяризирующих данное явление в книгах, ставших бестселлерами. Это делается для того, чтобы обозначить истоки и содержание тиражируемых в обществе мнений. Кроме того, часть авторов рассматривает полноту сознания (даже использую другой термин) в связи с креативностью и творчеством, что делает эти понятия важными для анализа.

    Джон Кабат-Зинн, профессор Массачусетского университета (США), был одним из первых исследователей феномена в 80-е годы XX века. Во многом благодаря ему представление и практическое применение полноты сознания стало популярным и достаточно устоявшимся. Им написано значительное количество статей, освещающих результаты исследования эффекта полноты сознания [104], а также несколько популярных книг для неподготовленного читателя [23, 24].

    В данной работе, при рассмотрении смыслового наполнения явления его книги были выделены из трудов западных психологов, поскольку имеют скорее философское или «вдохновляющее» содержание и наполнены скорее лозунгами чем психологической терминологией, дающей научное представление о явлении. Так, например, для определения используются такие понятия как «искусство жить осознанно», «сердечность», характеризуется она как  «мягкая благодарная и воспитующа». Из таких определений сложно выяснить, является ли полнота процессом, эмоциональным состоянием, функциональным состоянием сознания или чем-то иным.

    Тем не менее, мы попытаемся структурировать высказывания Кабат-Зинна. Здесь полнота сознания имеет структурно схожий вид, хотя и описывается в расплывчатых терминах.

    1. Как практика психотехника, представляющая собой набор методов психосоматической регуляции: «Упражнения, направленные на то, чтобы выработать в себе способность пребывать в настоящем, мы называем практикой или медитативной практикой».
    2. Как набор психологических черт или способностей, способствующих достижению психического благополучие человека.  Эти черты таковы: нереагирование на раздражители, осознанность в сфере чувств, способность концентрировать внимание (высокая способность к управлению произвольным вниманием).
    3. Как состояние сознания, которое достигается путем использования психотехники, и благодаря которому повышается психологическое благополучие человека.

    Следует отметить, что при достижении определенного уровня навыков (также как и в сфере духовности), данное состояние сознания удерживается как «привычное». Можно предположить ведущую роль постпроизвольного внимания в процесса удержания состояния полноты сознания. В книге Кабат-Зинна убеждает, что в результате тренировок покой, полнота осознания и беспристрастность воцарятся в душе и будут шириться независимо от желания именно так созерцать происходящее. Однако вероятность достижения такого уровня навыков на данный момент не поддается прогнозированию.

    Эффект от практики полноты сознания и пребывания в нем как в состоянии сознания, предполагается положительным для личности, открывающим доступ к более полному ощущению эмоций: «Полнота осознания помогает нам оценить и такие чувства, как радость, умиротворенность и счастье, обычно проходящие мимо нас, незамеченные». Особо надо отметить, что эта практика не отождествляется с подавлением эмоциональных процессов, а также процессов восприятия и мышления, скорее наоборот, помогающая осознать и использовать их более полно: «Это труд освобождающий: он открывает нам новые способы оставаться собою в нашем обыденном мире, способы, высвобождающие нас из колеи привычки, где все мы увязли. Он дает новые силы, поскольку полное сосредоточение внимания открывает путь к таящейся в глубине души сокровищнице творчества, разума, воображения, ясности, решительности, права на выбор и мудрости». В отличие от духовных практик здесь нет призыва или установки отказаться от собственной идентичности, от своего Я.

    Михай Чиксентмихайи  использует слово «поток» для явления, которое Кабат-Зинн назвал полнотой сознания. Впрочем, сам  Кабат-Зинн  также упоминал такой термин: «Это еще называют “войти в поток”. Один миг плавно и без усилий перетекает в другой и плывет по течению полноты осознания».

    Можно привести еще несколько примеров. Дэвид Линч в книге «Поймать большую рыбу» говорит о способности осознавать как о необходимой для творчества.

    Джулия Кэмерон в книге «Путь художника» говорит о творческой энергии как о «потоке» или «благосклонной направляющей силе», также связывая ее с возможностью творчества.

    Однако полнота сознания не является лишь религиозным, философским понятием или популярной метафорой. Это явление изучалось западными психологами, использовалось в практических работах.

    После публикации первых книг и статей Кабат-Зинна, представление о полноте сознания стало изучаться и в рамках психологии. Однако смысловое наполнение этого термина в рамках психологии отличается от его религиозной трактовки. В практических работах представление о полноте сознания рассматривается в связи со стратегиями и практиками снижения влияния стресса на человека (влияние на поведение и эмоциональную сферу), с когнитивными навыками, исследуется связь с эмоциональной саморегуляцией, соматическим здоровьем, а также со стратегией достижения целей и психологическим благополучием личности.

    Как отмечается в литературе, понятийный аппарат, касающийся данного явления, находится на стадии разработки. Однако сейчас достаточно распространена некая двухкомпонентная модель “полноты сознания”. Первый ее компонент – направление внимания на текущую ситуацию, концентрация на том, что происходит в данный момент (в окружающем мире и внутреннем:  собственные когнитивные (оценочные) и эмоциональные реакции). Второй компонент – особое, безоценочное отношение к текущему опыту, принятие наблюдаемого внешнего или внутреннего содержания.

    Иными словами, полнота сознания связывается именно с  качествами, свойствами человека, его способностью регулировать свое внимание и эмоциональную сферу, а также поведение. При определении этого понятия в работах психологов отсутствуют созерцание в смысле экстаза от слияния с наблюдаемым объектом или миром, отказ от индивидуальности; и появляются такие цели практики полноты сознания как благополучие человека, адаптация, хорошее самочувствие. Подобные цели, по сути, противоположны целям, заявленным в практиках полноты сознания в религии. Такая нетождественность понятий кажется очевидной, однако важно уверенно различать эти понятия во избежание случайных переносов смыслов из одной сферы в другую.

    Опросники, создаваемые для оценки полноты сознания, в соответствии с этой двухкомпонентной моделью измеряют, по сути, именно эти качества человека: во-первых его способность направлять внимание на текущий опыт и удерживать это внимание достаточно длительное время, и, во-вторых, способность безоценочно и с любопытством наблюдать за происходящим и эмоционально реагировать скорее рефлективно чем рефлексивно. Здесь стоит пояснить представление о безоценочности: здесь в большей степени вкладывается смысл «осознанной реакции», когда ситуация видится как бы «сверху» и человек способен оценить, принять решение и воплотить его, исходя не из своей привычной реакции или выгоды, но исходя из «сердечности».

    Говоря о практике полноты сознания исследователи утверждают, что она не является техникой релаксации или эмоциональной саморегуляции. Однако рассматривается их взаимосвязь и делаются выводы о их взаимовлиянии: связь внимания, эмоционального реагирования и поведения – взаимодополняющая и изменения в одном компоненте могут повлечь изменения в других.

    Кроме того, практика полноты сознания и практик релаксации и аутотренинга имеют схожую структуру, воздействие, цель и отчасти  результат. Исследуется влияние полноты сознания на достижение поставленных целей и удовлетворенности собственными достижениями, а также связь полноты сознания и саморегуляции.

    Таким образом, можно сделать предположение, что на данный момент в западной психологии практика полноты сознания, представляет собой явление того же порядка, что и практика релаксации или эмоциональной саморегуляции, но не тождественна им. Иными словами, практика полноты сознания является психотехникой, направленной на изменение психофизиологического состояния человека и развитие навыков его саморегуляции, использующей опыт повседневной жизни.

    Сама же полнота сознания связывается с такими качествами как внимательность, любознательность, безоценочность, доброта, а также определенными свойствами и навыками концентрации внимания, волевыми актами, управлением эмоциями и когнитивными навыками. Уровень развития этих качеств и способностей представляется как связанный с уровнем психологического благополучия, удовлетворением, соматическим здоровьем, достижением целей.

    В отечественной психологии термин полнота сознания не распространен и смысловое наполнение его основывается на интерпретации Кабат-Зинна. Однако данное явление нельзя назвать радикально новым для отечественной науке. Элементы данного явления известны, хотя и определены недостаточно точно. Впрочем, эта смысловая (семантическая) неопределенность относится и к термину «сознание». Используя определения западной психологии, описанных там явлений и аспектов полноты сознания, можно попытаться найти аналоги в отечественной науке. И сделать это необходимо прежде всего для того, чтобы вовремя разграничить понятия и избежать путаницы, а также соблазна отождествить данное явление с уже имеющимися в понятийном аппарате отечественной психологии.

    Концепция саморегулирования была развита в отечественной психологии, как и представление (и техники) о позитивном влиянии релаксации и аутотренинга. И практика полноты сознания не может быть сведена к ним.

    Также существует представление, что при медитации (которую в западной психологии тесно связывают с полнотой сознания) возникает измененное (расширенное) состояние сознания. Полнота сознания в представлении западной психологии на данный момент также не тождественна измененному состоянию сознания. Она понимается как способности к определенному роду восприятия и реагирования, а также как психические процессы, которые могут сопровождать процессы мышления, визуального восприятия объектов и процессы эмоциональные.

    Подводя итог, можно определить уровень полноты сознания как степень развития у человека определенных качеств:

    •         Навык концентрации внимания.
    •         Наблюдательность.
    •         Навык вербализации.
    •         Навык «осознанной деятельности».
    •         Безоценочное восприятие.
    •         Навык нереагирования.

    Конечно, данные качества имеют место и развиваются также вне практики медитации или какой-либо другой сознательной практики. Предположительно, каждый индивид в той или иной мере обладает данными чертами и непроизвольно или произвольно способен входить в подобное состояние сознания безотносительно его религиозных верований.

     

    Литература:

    1. Кабат-Зинн Дж. Куда бы ты ни шел — ты уже там: Медитация полноты осознания в повседневной жизни. – М., 2001. – 208 с.
    2. Козлов В.В. – Психотехнологии измененных состояний сознания – М.: Издательство Института психотерапии, 2005 – 544 с.
    3. Малявин В.В., Виногродский Б.Б. Антология даосской философии. М.: Издательство: «Клышников – Комаров и К», 1994 г. – 448 стр.
    4. Михай Чиксентмихайи В поисках потока: Психология включенности в повседневность, М.: Альпина нонфикшн, 2011. – 194 с.
    5. Психологические аспекты буддизма. – под ред Абаева Н.В.— 2-е изд.— Новоси-П86   бирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991, 182 с.
    6. Прохоров А.О., Бехтерева В. Д. Феноменология трансовых состояний в повседневных и экспериментальных ситуациях// Экспериментальная психология в России: Традиции и перспективы. – C. 547−551
    7. Тарт Ч. Измененные состояния сознания. М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 288 с.
    8. Торчинов Е. Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния. СПб.: Центp «Петеpбypгское Востоковедение», 1998 – 384 с.
    9. Узнадзе Д.Н. Психология установки. — СПб.: Питер, 2001. 416 с.
    10. Элиаде М. Очерки сравнительного религиоведения. М.: Ладомир, 1999. — 488 с.
    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса