• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Дух, Сила, Намерение. Высшие смыслы человеческого вида

    IPIR 17 Просмотров

    Дух, Сила, Намерение. Высшие смыслы человеческого вида.

    Когда человек рождается, он плоть от плоти Реальности. Он – часть Бытия, сгусток энергии, который мы называем энергетическим телом. Структура этого тела определяет изначальный, природный диапазон его энергообмена. Перцепция новорожденного обусловлена потребностями его плотного тела, его физика и биология определяют все многообразие связей и взаимодействий организма со средой. Этот биофизический императив склоняет точку сборки, плывущую в изначальном диапазоне энергетических полей, занять определенную позицию. То, что эта позиция позволяет собрать общий мир восприятия, вызвано сходством телесной конституции и метаболизма всех представителей вида. А эта общность, в свою очередь, позволила сформировать прочный фундамент для перцептивного соглашения, и породила непререкаемую веру в его истинность. Интерпретация тоналя стала «объективной реальностью», в которой невозможно усомниться. Картина, созданная описанием мира, обрела реальность силой веры – ведь мы безусловно верим в то, что нам рисует тональ, именно поэтому так трудно вырваться из плена этой всепоглощающей иллюзии, так трудно освободиться от навязанных нам этой картиной законов, представлений, идей и смыслов.

    Мир, в котором мы растем, взрослеем и формируемся, поддерживает сам себя. Родители, учителя и другие авторитетные фигуры транслируют нам свои убеждения и установки. Мы копируем не только их поведенческих схемы, их манеры и способы реагирования, но и взгляды, цели и смыслы прошлого поколения. Все эти конструкции многократно зафиксированы всеми возможными способами, отражены в разнообразных текстах – от философских трудов и школьных учебников до популярной художественной литературы. Мы полностью поглощены описанием, мы отождествлены с этим перцептивным и мировоззренческим соглашением.

    Что это за описание?

    Это описание стабильных феноменов восприятия и других форм психической активности, на которых построена практика выживания физического индивида в мире.

    Однако чувство говорит нам, что есть что-то еще, что-то помимо согласованной «карты» мира, где мы добываем ресурсы и используем их. Внимательный взгляд позволяет заметить, что в таком прагматическом описании мира есть замаскированный, и все же неустранимый изъян. Мы ощущаем этот изъян как недостаточность и противоречивость предлагаемого описания. Как в философской его основе, так и в сугубо научном аспекте (отсутствие ответов на фундаментальные вопросы генезиса и эволюции, противоречия законов описания в разных масштабах единого бытия, которые особенно заметны «на краю» описания – например, в квантовой физике).

    В согласованном описании мы не видим целого измерения бытия – измерения во всех смыслах перпендикулярного тому бытию, что очевидно эмпирическому опыту на протяжении всей истории нашего вида. Иными словами, в описании нет самого главного – того, кто создал и продолжает создавать описание. Он, этот создатель, представлен как метафора, как фигура речи – не более того. И точно так же в этом описании представлены понятия Дух, Сила, Намерение. О них тоже речь идет исключительно в метафорическом или аллегорическом ключе.

    На мой взгляд, это глубоко неверное отношение. В таком представлении все перевернуто с ног на голову: продукты тоналя, его интерпретации, представления, оценки, (миражи по сути) выступают в роли «вещества Мира», а истинный делатель, творец всего этого, и силы, которые осуществляют это великое делание, превращены в нечто сомнительное, призрачное. Нам легко понять, почему так получилось – это следствие общечеловеческой повседневной практики. Глаз не видит себя, кроме как в зеркале. Осознанию трудно рассмотреть себя, ибо оно всегда по ту сторону, вне видимого.

    Потому таким явлениям, как Дух, Сила, Намерение, сложно дать определение. Они не являются частью описания мира. Это феномены Реальности (нагуаля).

    Все существа, наделенные осознанием, интенсивно переживают их, но тональ прячет их от нас где-то на периферии осознаваемого поля, среди фоновых, никогда не называемых и прямо не осознаваемых данностей. Именно поэтому человек легко теряет связь с Духом, Силой и Намерением – они предстают перед нами в пространстве восприятия скорее как атмосфера, как способ взгляда, ракурс и особый блеск мира, но не объективность, не предмет и не сущность, с которыми привык иметь дело тональ.

    Тем не менее, я исхожу из того, что Дух, Сила, Намерение – реальные сущности. Все, что имеет место в человеческой жизни, весь наш опыт, переживания, чувства и эмоции, определены этими сущностями. Что бы ни происходило с нами, все это проистекает из Духа, либо из Силы, либо из Намерения. Чтобы понять подобные процессы в их конкретности, рассмотрим эти фундаментальные аспекты Бытия.

    Что такое Дух?

    Прежде всего, это понятие далеко от религиозности, от церковной традиции, от любого мифа и ничего общего не имеет с ритуальным поклонением. Дух – это трансцендентная Целостность всего существования.

    Если мы перестаем чувствовать эту целостность, жизнь предстает перед нами как бессмысленный фрагмент, воспринимается как скопище разорванных элементов, в котором нет ничего объединяющего, направляющего, осмысляющего. Когда Дух недоступен человеку, такой человек выглядит скудным, ограниченным, пустым. Он упрямо отвергает те взгляды, установки, идеи, которые помогают почувствовать аспекты жизни и те краски, что наполняют существование, обогащают его, делают осмысленным и целостным. Человек с Духом видит «правильность» жизни, чувствует ее цель и смысл, принимает себя, как неотъемлемую частицу великого целого. Дух спасает нас от депрессии, отчаяния, от ужаса самоубийства. Недаром в библии Святой Дух назван «утешителем» (параклетос – тот, кто защищает, ободряет, утешает). Человек всегда интуитивно чувствовал великое значение этого начала в себе и в собранном нами Мире.

    Дух, как непосредственно переживаемое единство, порождает высшие смыслы, которые формализует тональ, позволяя, таким образом, сосредоточить на них произвольное внимание. При этом Дух смыслом не является – он остается почвой, из которой смысл произрастает.

    В конкретном опыте Дух присутствует с разной силой, но присутствует всегда. Мы можем вытеснять его, отрицать, но не способны уничтожить.

    В описании Дух может быть представлен (отражен) по-разному. В первую очередь, он представлен особым переживанием ясного и целостного осознания, которое культивируется в дисциплинах самопознания (йога, буддизм, учение Дао и др.). Дух может ярко раскрываться в медитациях, созерцаниях, молитвах и других формах религиозной практики. Собственно, благодаря Духу эти направления человеческого поиска возникли и продолжают существовать уже несколько тысячелетий. Наконец, Дух присутствует во всех направлениях магии и оккультизма со времен первобытных шаманов.

    Развиваясь и совершенствуясь, описание становится все более технологичным. Все его содержания уточняются и пересматриваются с точки зрения практики. Но не Дух! Поскольку он по определению не может стать объектом технологической редакции описания. Он выше, он вне, он по ту сторону. Эта особая позиция, эта не-представленность Духа в редактируемом описании делает его реальность, с точки зрения тоналя, еще более сомнительной. Люди все чаще склоняются к отрицанию самой реальности Духа. Почти два столетия европейская цивилизация живет в атмосфере этого редукционизма. Но в последние десятилетия мы вплотную приблизились к тому моменту, когда дальнейшее отрицание исключительной роли Духа в человеческой жизни становится невозможным. Если мы акцентируем в себе осознанность (а именно осознанность отличает человека от всех прочих живых существ), то Дух неминуемо становится частью нашего эмпирического опыта (как бы мы ни называли это переживание).

    Осознанно принимая Дух, мы усиливаем его влияние и его трансформационную роль в нашей жизни. Мы можем опираться на эту атмосферу, использовать энергетику и противостоять обстоятельствам Мира, иначе понимая эти обстоятельства – принимая их как вызов, как урок, как способ движения вперед, а не как бессмысленные и никуда не направленные терзания тщедушного тела и уязвленной психики.

    В конкретном проявлении своем Дух неразрывно связан с двумя другими, столь же нематериальными и, тем не менее, крайне важными сущностями – Силой и Намерением.

    Сила – это энергия Духа, реализующая Намерение. Так эти три понятия связаны в едином потоке проживаемого опыта. Человек открывается Духу, ищет Силу и реализует Намерение.

    Что же такое Намерение? О намерении уже было сказано (см. мою статью «Пробудить намерение»). Здесь же отмечу лишь самое важное в данном контексте: Намерение – это энергия, которая стремится к резонансу отдельного осознания с Духом и Силой.

    Если мы принимаем данную интерпретацию, Дух, Сила, Намерение предстают перед нами как высшие смыслы человеческого вида. Их значение в этом качестве невозможно переоценить. Смысл играет определяющую роль в нашей жизни. Человек по природе своей – существо семантическое, он творит смыслы и живет смыслами.

    Будучи не-физическим по своей сути, смысл предстает как вполне отчетливый импульс силы во внутреннем мире человека. Смысл становится воплощением намерения, его сгустком, который может быть выражен в конкретном образе, на котором мы способны сосредоточить внимание. А концентрация внимания – это концентрация энергии.

    Смыслы настолько важны для нас, что стали центральным элементом специального направления психотерапии – логотерапии Виктора Франкла, активно используются в различных моделях самореализации и управления судьбой. Практика показывает, что смысловая терапия чрезвычайно эффективна. Иногда смысл становится вопросом жизни и смерти. (Известный пример: узники немецких концлагерей, поверившие, что их освободят в конкретный день, умирали, когда их ожидания не оправдывались, иногда на следующий же день. Они утрачивали смысл жизни.)

    Включить Дух, Силу, Намерение в свои личные смыслы – вот задача человека, желающего не просто существовать (выживать), но полноценно жить. Интегрировать с ними собственное чувство, личную нужду, персональное намерение.

    Когда мы слиты с Духом и Силой, любое наше дело делается без напряжения, легко, вытекает из нас и приносит глубокое удовлетворение. Мы едины со своей деятельностью, мы в гармонии. Без подобной интеграции после жизни, наполненной бесконечными проблемами, заботами и тревогами, внутри нас остается «выжженная земля».

    Счастье – производное состояние от Смысла и, разумеется, осознанности. Чтобы быть счастливым, надо найти свой смысл и соответствовать ему. Если Дух входит в ваш личный смысл, вы всегда счастливы. И наоборот – если Дух отрицается, вы в конечном счете несчастны, так как напряжены, измучены, неспокойны, и это беспокойство вас истощает. Когда же Дух становится частью личного смысла и личного намерения, наше Я словно расширяется. Я становится неотъемлемой частью большого, бесконечного поля. И мы чувствуем, как эта Бесконечность питает нас своей неисчерпаемой энергией.

    Известно, что смысл связан с интересом. А интерес требует определенного уровня энергии. Нет энергии – нет интереса, и смысл угасает, его переживание становится блеклым, вымученным. Замечательно, что смысл способен порождать интерес, а интерес генерирует энергию, и таким образом усиливает сам себя. Такова уникальность  психоэнергетики смысла в человеческой психике.

    Что же мешать нам принять Дух? Помимо ограничений описания, помимо инерции описания? Конечно же, страх. Причем этот страх тесно связан с описанием и обслуживает его. Известно, что традиционная психология обусловленного человека перестает работать в двух типах ситуаций – когда мир полностью рушится, и наоборот, когда достигнуто полное благополучие, удовлетворены все потребности. В этих ситуациях включается осознание себя, и это выводит человека за пределы обусловленности. И традиционная психология перестает работать, ведь она не исследует сущность человека (как он есть), а изучает закономерные, то есть повторяющиеся (автоматические и стереотипные) формы человеческой реактивности.

    Страх порождает самую распространенную свою форму – экзистенциальную тревогу. Принимая Дух, мы принимаем тревогу. Мы трансформируем тревогу в своем сознании, потому что экзистенциальная тревога, как писал П. Тиллих в работе «Мужество быть», – это осознание своего небытия, то есть, осознание возможности и неустранимости смерти. Ведь Дух, как было сказано, – это трансцендентная целостность бытия. Дух приходит через полное осознание, а полное осознание подразумевает, в том числе, осознание смерти, принятие собственного небытия, проживание смерти и преодоление ее. Без этого полноценная жизнь невозможна. Без этого нет покоя, нет гармонии, нет счастья.

    Обрести Дух, войти в контакт с Силой, пробудить Намерение – именно эти задачи стоят перед практической дисциплиной психоэнергетической Трансформации.

    2018 г.

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса