• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Интервью Константина Харьковского казахстанскому изданию РБК

    Elena Kaplunova 84 Просмотров

    Копия PSY_sign_2013-04-04--with-backgrВсе начинается с интереса

    – Костя, вы проводите большое количество семинаров, ритритов, йога-марафонов и других видов обучения йоге. И при этом желательно быть разным для самого себя, иначе, мне кажется, рано или поздно станет скучно. Какoй мотивации вы придерживаетесь, чтобы этого не произошло?
    – На самом деле у нас с Вадимом никогда не было потребности преподавать. Многие из нашего окружения знали о наших занятиях йогой и активно проявляли к этому интерес. И в какой-то момент мы заметили, что очень много времени у нас уходит на ответы. Тогда появилась необходимость собрать всех желающих в одном месте и в одно время и поделиться опытом. Вопросы сыпались со всех сторон и мы, к тому времени уже имея определенный багаж знаний, могли вполне адекватно ответить на многие из них. Потом мы логически подошли к тому, что знания нужно было систематизировать. А каким образом? Практически. Через ответы на вопросы. И мы приходили два раза в неделю в наш “клуб по интересам” и бесплатно давали знания. Это был 99 год. А потом просто пошел уже снежный ком. Поэтому вопрос о мотивации – это вопрос о запросе извне. С другой стороны, чем больше рассказываешь сам, тем больше структурируются свои же знания, становится прочнее опора для следующего действия, для толчка дальше.
    Сегодня у нас уже есть такая форма организации, как  Петербургская школа йоги, обучение в которой строится так, чтобы каждый ученик стал преподавателем. Хотя бы для самого себя. Потому что важно уметь объяснять какие-то вещи и себе, и окружающим. Раньше мы ставили двухгодичную планку для самообразования. Сегодня область йогического знания настолько разрослась, что можно выходить и на пятилетнее обучение.

    – Можно будет и высшее образование получать?
    – Конечно. И желательно получать его, уже имея высшее образование, потому что при передаче знаний у человека должен быть опыт работы с информацией. Все-таки кругозор людей, которые заканчивали институты, отличается от опыта людей, их не посещавших. Поэтому, имея только школьный аттестат, тем более этот опыт надо нарабатывать, причем очень интенсивно и  в течение минимум пяти лет.

     

    1-1– А ваша школа, насколько я помню, существует с 97 года?
    – Да. История появления нашей школы уже успела обрасти разными слухами и мифами. И мы, ее создатели, решили восстановить ту историю, которую знаем мы. Точкой отсчета стал именно 97 год, как время, когда я и Вадим Попов решили развиваться вместе, продвигать йогу как систему знаний и расти с другими людьми. Это был такой выход за пределы своего “я” Можно было, конечно, и дальше заниматься где-то у себя дома, на коврике, и прекрасно при этом развиваться. Но нам стало необходимо выйти во внешний мир, объединившись в сообщество. Тогда это было такое еще неформальное общение, где люди с похожими интересами обменивались информацией, навыками, литературой, которой в то время было мало. Прошло немного времени, прежде чем мы стали общественной организацией.

     

    – Задачи школы как-то изменились за эти пятнадцать лет?
    – Ну, еще не пятнадцать… А кстати, уже, да, пятнадцать!

     

    – Отмечаете как-то даты?
    – Десять лет отмечали. Про пятнадцать еще не вспоминали. Что касается задач… Мы с Вадимом – профессиональные ученые, поэтому привыкли планировать. То, что намечаем на будущее, обязательно проговариваем и обсуждаем. На самом деле мы не очень организованные люди, и поэтому стараемся все записывать.lotos na golove

    – Что-то не очень верится в вашу неорганизованность.
    – (Смеется.) Тем не менее, это так. Но даже той минимальной способности к организации нам хватает, чтобы построить какие-то планы, представить диаграммы развития, обозначить сектора для дальнейших действий. Так вот, возвращаясь к задачам. Самая первая и основная из них – это популяризация йоги, ее защита от профанаций, искажений. Сегодня, поднимая старые записи, мы видим, что намеченное когда-то так или иначе реализуется. Что-то быстрее, что-то медленнее, но реализуется. И естественно, новые задачи по развитию нашего направления появляются так же, как и новые потребности.

    – То есть какого-то глобального пересмотра своих планов не происходит. Меняются детали…
    – Да. Например, когда-то люди перенимали наш опыт на ходу, спонтанно, работая на замене и посещая семинары по принципу случайности. Авторский курс инструкторов появился только в 2008 году. Уже разработанный готовый курс, как система подачи информации, как систематизированная работа сообщества преподавателей, которые могут передавать организованное знание. Это направление оказалось очень востребованным, теперь, помимо очного у нас в Питере есть и заочный курс, плюс обучающие курсы появились в Казахстане и Кыргызстане.

    Формула любви к йоге

    – Казахстанские поклонники йоги часто обучаются у российских мастеров, некоторые ездят в Индию. То есть мы перенимаем опыт извне, за пределами страны. Как вам кажется, у нашей, казахстанской йоги есть что-то отличительное?
    – Действительно, в Казахстане йога развивается с некоторой задержкой, отставая на пару-тройку лет. Но так как Вадим родом отсюда, то нашу систему YogaFlow у вас знают не хуже, чем в Питере. И соответственно, какой-то новый опыт и свежие наработки приходят сюда практически одновременно с Питером. У вас, кстати, работает немало людей, которые представляют YogaFlow, и наша система, может быть, даже популярнее в вашей стране. Мы периодически проводим какие-то встречи, семинары, йога-туры, в частности по Алтаю, поэтому такая популярность объяснима. А по поводу особенностей в восприятии… не могу сказать, что есть какие-то отличия.

    – Их почти нет, наверное, еще потому, что йогой интересуется в основном русское население.
    – Может быть. Хотя русские тоже отличаются от района к району, даже по России. В Москве один подход, в Питере – другой. А относительно вашего региона я бы еще отметил более прагматичное отношение к обучению.

    – В чем это выражается?
    – В том, что после полученных знаний человек идет реализовываться в преподавании. А наши студенты не всегда стремятся учить, они делают это больше для себя. Есть еще один момент, но он скорее относится к начинающим студентам: это слабое внимание к философии йоги. Кого-то учить одним асанам без глубокого знания теории никак нельзя. Питерские студенты это понимают, поэтому уделяют философии больше внимания. И мы пытаемся пропагандировать эту область йоги. Это самая сложная часть курса для нас, потому что люди начинают скучать, зевать, рассеиваться. Я сейчас говорю не только о вас. В тех городах России, где йога только развивается, такие же тенденции. Все хотят движения, практики. И только в последнее время появилось понимание реального места теории в йоге.

    – Вы как-то наши теоретические упущения будете восполнять? Есть уже такие планы?
    – Мы уже подготовили программу второго уровня и собираемся запускать ее в следующем учебном году.  Но давать будем пока не в виде курсов, а в виде семинаров. Ближайшей темой у нас обозначена тема йога-терапии, очень актуальная и востребованная. А тому, что в йоге у нас связано с анатомией и вообще с медициной, обучает наш преподаватель Игорь Пахомов, медик, кандидат медицинских наук, один из лучших йога-терапевтов на территории СНГ. А мы с Вадимом будем наведываться в зависимости от способности студентов расти дальше.

    – Конечно, желание расти есть. Это видно по количеству людей на ваших курсах. И их могло бы быть еще больше, если бы народ не путал такие понятия как йога и религия…
    – Да, эта тема одна из самых часто встречающихся. В России, например, православная церковь йогу запрещает, считает ее сектой.

    – У нас думают примерно так же. Один мой знакомый объяснил свое неприятие йоги так: “когда я знал, что моя мама рядом, я шел решать свои проблемы к ней, когда мы оказались далеко друг от друга, я стал решать свои проблемы сам”.
    – Человек может быть самостоятельным и сильным и знать, что у него есть мама, к которой он может обратиться в трудную минуту. Не потому что он слаб, а потому что он хочет разделить с ней совместную жизнь, потому что он ее любит. И это совершенно другое качество – проявление любви, когда мама нужна не для решения вопросов, а для того, чтобы позвонить, сказать теплые, добрые слова, подарить цветы, отблагодарить ее просто за то, что она существует. В общении с мамой важно ощущение или даже реализация того ощущения, что этот человек подарил тебе существование в этом мире. Какие вопросы могут быть? Я сам решу все свои вопросы. Если ребенок вырос и стал сильным, наоборот, он сам должен решать уже все мамины заботы.
    Что касается религии, то это очень интересный вопрос, имеющий, тем не менее, однозначный ответ. К нам приходят заниматься религиозные люди, и рано или поздно этот вопрос встает перед многими. Так вот, могу определенно сказать: йога никак не связана с религией. Йога – внеконфессиальное явление.

    AAA013_filtered

    – Но когда-то эти два понятия были неотделимы.

    – Когда-то неотделимы были наука, философия и религия. Это было такое единое знание, которое никому в голову не приходило разделять. Вспомните историю: когда появилась наука в современном понимании? Это греки, римляне, это форма европейского знания, когда из тех философских школ началось научное познание мира. А знание раньше было довольно мифологизировано. И понятия “атеизм” не существовало, такого нельзя было вообще представить. Современная йога – это философско-мировоззренческая система. Можно описывать мироустройство через религию, а можно с философских позиций. Если вы выбираете последнее, то работа с сознанием – это основная составляющая всех йогических процессов. Если такой работы нет, то нет и йоги. Поэтому упорядочение работы сознания, упорядочение работы ума и есть то, над чем мы все работаем. И какое отношение упорядочение работы ума имеет к религии? Религия только может поспособствовать тому, что в виде молитвы он будет упорядочен. И все. Причем йога – не просто интеллектуальное философствование, это философия, основанная на практических действиях. Здесь вы найдете и телесную практику, и мировоззренческую, и психологическую, и практику, связанную с внешним миром: с людьми, с природой, с Духом. А человеку религиозному йога помогает более качественно и ярко проявлять себя в своей конфессии. И никаких противоречий я здесь не вижу.
    Йогу иногда связывают с верой в Бога просто потому, что есть такие религии, где йогические практики применяются. Например, это могут быть некоторые виды буддизма, индуизма, где практика является основой религиозных ритуалов. И, в конечном счете, любое направление йоги становится для незнающего человека синонимом религии. Можно быть мусульманином и заниматься йогой, можно ходить в православную церковь и практиковать. У нас был случай, когда к нам на занятия приходила девушка, которая была православной, причем не на словах, а действительно посещала храм, имела наставника и  выполняла необходимые ритуалы. И будучи честной с самой собой, она не могла не обратить внимание своего духовника на это противоречие. Первой реакцией было отрицание, но девушка смогла объяснить суть своей практики так, что ей дали официальное благословение на занятия йогой. И это не единичный случай.

    – А вы сами не атеист?
    – Нет, ни в коем случае. То, во что я верю, я называю словом “Дух”.

    – Космический Дух?
    – Просто Дух, потому что он всепронизывающий. Такое концептуальное понимание встречается в других философских направлениях, и мы, как правило, стараемся не вступать в противоречие с ними, а находить аналогии и общие точки соприкосновения.

    Начни с простого

    – Свой взгляд на йогу вы уже как-то обозначили публично, например, в виде книги?
    – Мы сейчас как раз с Вадимом ее пишем. Это будет первая наша книга. До этого мы выпустили несколько методических пособий с нашей авторской разработкой под названием “Радужная гимнастика”.

    – Костя, а человек с физическими ограничениями может достичь высот в йоге?
    – В йоге огромное количество направлений, они крайне разнообразны – от практики телесной, такой как в хатха-, кундалини-, тантра-йоге до чисто умственных, ментальных  практик. И начинать развитие можно с любой из них, с той, к которой человек больше склонен. К примеру, есть джняна-йога. В ней люди развиваются посредством знаний, информации. Есть раджа-йога, которая направлена на использование психологической практики. А, допустим, карма-йога – это служение, самоотдача без привязывания к конкретному результату. С чего бы вы ни начали, в конце концов, нужно приходить к комплексному развитию. В йоге есть теория оболочек тела человека: плотное тело, тонкое тело, еще более тонкое и так далее. С какой вы начнете развиваться – не имеет значения, потому что, в конечном счете, оболочки развиваются параллельно, потому что прана циркулирует по каждой. И в итоге они находятся в состоянии резонанса, такого равномерного, стабильного развития. Поэтому можно петь мантры, можно отжиматься, а можно медитировать на свечу. Главное – практиковать, и тогда другие элементы практического и духовного развития со временем тоже будут попадать в ваше поле зрения.

    266– В соответствии со стихиями позу можно прорабатывать на разных уровнях. Физический – уровень Земли, дыхательный – Воды, работа с сознанием – Огня и так далее. А внешне простые статичные асаны тоже поддаются такой проработке на разных уровнях?
    – Абсолютно любую позу можно подвести под эту схему. Как простую, так и сложную. Другой вопрос в том, для чего такое разнообразие поз, техник. Этому есть эзотерическое объяснение: после того как Дух реализовался в Материю, он принимает бесконечное количество форм. В практике хатха-йоги, перетекая из формы в форму, Дух познает разнообразие этого  мира. При этом Он не увлечен формой, хотя некоторые люди склонны слишком увлекаться ею. А формы самые разные. Есть ряд асан, которые посвящены животным – маюрасана (поза павлина), хануманасана (поза обезьяны), есть такие, которые названы в честь мудрецов – каундиниасана, маричиасана и т.д. Что это означает? Что этот мудрец обязательно сидел в этой позе? Или йог уподобляется какому-то животному? Ничего подобного. Животное – это просто одна из форм материи, и мы изучаем эту форму. А мудрецы, через которых проходило знание йоги – это определенные точки ее развития, информационные потоки. Мы не уподобляемся этому мудрецу, а настраиваемся на тот конкретный информационный поток, который исходил от этого учителя. Даже проговаривая название позы, то есть создавая звуковые вибрации, мы создаем свою сопричастность  этому мудрецу, который пронес это знание через тысячелетия, передавая его от ученика к ученику. И его знание должно иметь обратную связь в виде благодарности с нашей стороны.

    – Костя, как вы думаете, нужна ли интеграция систем Востока и Запада?
    – Отвечу коротко: не интегрировать невозможно. Мир един, хотя, конечно, регионы развиваются по-разному. И это хорошо, потому что на стыке этого разнообразия рождается новое знание, новые концепции, новые парадигмы. Вообще, интеграция – это такая условная вещь, ведь она была всегда. Всегда было пересечение торговых путей, были взаимные путешествия, мудрецы и их ученики перемещались туда-сюда. Запад во все времена взаимодействовал с Востоком, просто не было такого глобализма, не было Интернета и т.д. То есть не так, что кнопку нажал и ты уже смотришь на Пекин, а так это месяцев шесть верхом на осле прогуливаешься из Парижа в сторону Китая. И сегодня даже в древнегреческих текстах мы находим упоминание о йогических практиках. Это было такое взаимопроникновение культур, хотя бывает и так, что, например, находишь похожие моменты с человеком, с которым общаешься впервые. В более поздний период были Фрейд, Юнг – это люди, которые также практиковали. Шульц переделал йога-нидру в аутотренинг, упростив восточную практику для западных пациентов. То есть еще до взрывной популярности йоги западные и восточные системы знаний пересекались и взаимодействовали вследствие каких-то военных действий, через торговые пути. И мы на самом деле пропагандируем не просто интеграцию, которая с разной степенью взаимодействия и так происходит, а интеграцию на научной основе.

    – Что собой представляет научный подход к йоге?
    – Это означает изучение, классификацию, синтез, эксперимент и практику. Это когда происходит проверка той или иной концепции, ее практическая проработка, например, на уровне коврика, подтверждение эффекта от практики. И мы не абстрагируемся, не пускаем эти процессы на самотек, а экспериментально подтверждаем это своим уровнем, уровнем наших студентов. Восток, например, живет по эзотерическому принципу, основанному на внутренних аспектах – самоизучении, концентрации, работе с сознанием. Западный же подход – это экзотерика, то есть изучение этого мира через внешние предметы: гаджеты, iPhone, iPad и т.д. Человек привязан к тому, что из него вынесено, его ум не тут, а где-то там, в предметах. Конечно, с одной стороны, это технологические достижения, а с другой – потеря себя, и как следствие, потеря связи с природой. В конечном счете все это ведет к уничтожению своей среды обитания. То есть отсутствие внутреннего 2я” напрямую связано с экологическими проблемами, потому что человек стал совершенно бездумно эксплуатировать ресурсы. Но это не значит, что гаджеты нам не нужны. Нужно на уровне практического соединения восточного и западного подходов, не выбрасывая компьютеры на помойку, грамотно подходить к развитию всего внешнего. И я говорю сейчас о Востоке, не имея в виду Китай и Индию, например. Потому что эти страны тяготеют к западному пути развития.

    – Это, наверное, связано с активным развитием промышленности в этих странах?
    – Промышленностью, производством, проникновением информации о благах европейской цивилизации. Так называемых “благах”, которые при неправильном их использовании оборачиваются потерями.

    Dal'she na rukah357(9r)

     

    Йога=счастье?

    – Костя, в одном из интервью Вы говорите о том, что цель йоги – это научиться отражать мир таким, какой он есть. А какой он для Вас?
    – Он прекрасен. (Улыбается.) Он действительно прекрасен и я, живя в нем, испытываю состояние счастья. Необусловленного счастья, то есть не потому, что меня кто-то специально радует, а просто потому, что живу.

    – Вы занимаетесь йогой около тридцати лет…
    – Сейчас посчитаю. Уже тридцать три.

    – Сколько же Вам лет?
    – Недавно сорок исполнилось.

    – То есть Вы начали заниматься еще в детстве. Кто Вас к этому подвел, и кого Вы считаете своими учителями?
    – Первым учителем был мой отец. Мне с ним повезло. Говорят, что либо тебе везет, либо карма хорошая. (Смеется.) На самом деле отец меня посвятил в йогу. Это была такая отправная точка, точка входа. И я чувствую к отцу бесконечную благодарность за то, что он не просто показал картинку, но и привил желание заниматься йогой ежедневно. Не насильно, палкой по голове, а через собственный пример. Он до сих пор практикует каждый день, хотя ему это уже трудно делать в его возрасте, но несмотря на это, он каждое утро выходит на коврик.
    Еще мне повезло в том, что не нужно обращаться к каким-то древним текстам, потому что со всеми моими учителями я общаюсь и сейчас. Прежде всего это Вадим Попов, его я считаю одним из сильнейших мастеров современности. Он мне и друг, и партнер, и учитель, у которого я учусь до сих пор. Но самое главное, он мощный философ, бумага просто ждет его пера, и если у него будут книги, то они будут потрясающими. Вадим способен осмысливать со всех сторон явления, одним из которых является йога. Он выдвигает концепции, меняющие и развивающие практику радикально.
    Андрей Сидерский, Андрей Лаппа – это люди, который оказали большое влияние на практику йоги. У них свои системы, свой подход и они, конечно, сильные мастера. Большое влияние на меня оказал Виктор Васильевич Солодкий, у которого я учился айкидо. То, что он мне дал – это не столько техника, сколько то, что стоит за ней – его подходы, его пример, жизнь. И с ним мы тоже до сих пор общаемся, взаимодействуем, дружим семьями.
    Бал Мукунд Сингх – еще один наш современник, преподаватель Института йоги в Дели, ученик Дхирендры Брахмачари. Он обучает местную элиту. Великолепный учитель, замечательный мастер, Вадим с ним даже проводил совместный семинар в Ришикеше. Сингх высоко отзывался о наших наработках, в частности о Радужной гимнастике. И можно сказать, благословил на издание одноименного пособия, сказав, что это нужно срочно публиковать. В свое время в Майсоре я учился еще у такого мастера как Шешадри. Его направление – аштанга-виньяса йога. И он не просто сильный мастер. Он сильная личность. Мы много с ним общались, у него дома в том числе, и его саттвичность (чистота) проявляется во всем.

    – Костя, если бы у Вас была возможность обратиться к Патанджали, что бы Вы спросили у него?
    – Что такое йога?

    – Вы прямо предваряете мой следующий вопрос, который Вы любите задавать студентам: так что же такое йога?
    – Не знаю. (Смеется.)

    – А еще студентов мучаете!
    – (Смеется.) Так мне же нужно как-то выяснить, поэтому и спрашиваю! На самом деле определений йоги множество, и я понимаю, что чем больше я узнаю, тем меньше я знаю. И когда открывается новое информационное знание, думаешь: о, какие горизонты опять!

    – А если не по книжке, то какое определение йоги Вы видите для себя?
    – Если отталкиваться от внутреннего ощущения, то йога – это такое состояние гармоничного непротиворечивого существования. Непротиворечивого всем событиям, тенденциям, состояние приятия, расслабленности, радости. При этом понимаешь, что мир этот далеко не совершенен, но ты живешь в нем и являешься его частью, частью всеобщего некоего целого. И это целое такое, какое есть.

    – Следующий вопрос напрашивается сам собой. Человечество развивается технологически, меняется, эволюционирует, а по сути мы становимся лучше?
    – Глобальный вопрос… Йоги вообще не мыслят категориями абсолютных терминов, двойственностей, что лучше, что хуже. Но развитие обычного нейоговского сознания идет по своим законам, поэтому восприятие каких-то действий и событий всегда оцениваются с точки зрения “лучше-хуже”. Что касается тенденций, я вижу положительные моменты в том, что происходит. Например, больше людей начало интересоваться духовной практикой. Для меня это важно – жить в такой среде, где есть единомышленники. Раньше, в советское время, такого не было. Не было такого даже десять лет назад. Сегодня можно прийти в какой-либо йога-центр и не просто позаниматься, но и попить чаю с друзьями. Есть даже такая теория, что когда количество людей, стремящихся к духовному росту, переваливает за два процента от общего количества людей данной территории, то происходит взрывной рост этого веяния, этого состояния. И дальше общество уже не способно деградировать, его духовное развитие только прогрессирует.

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса