• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Интервью с Виллемом Поппелье, основателем терапии заземления сексуальности

    Roma 2 662 Просмотров

    Найти рай в реальности

    Интервью Ника Дюффеля с Виллемом Поппелье, основателем Sexual Grounding Therapy®
    Sexual Grounding Therapy® (Терапия заземления сексуальности) разработана голландским психологом и телесным психотерапевтом Виллемом Поппелье.

    Эта передовая в терапевтическом и социальном смысле дисциплина сейчас известна в Мексике, Голландии, Швейцарии, Великобритании.

    Она является новой формой телесно-ориентированной групповой терапии и рассчитана на родителей, учителей, терапевтов и всех, для кого актуальна тема самопознания.

    В интервью В. Поппелье (ВП) отвечает на основные вопросы о Терапии заземления сексуальности.
    Диалог дополнен материалом из лекции в Национальном университете Мексики (Мехико) в феврале 2004 г. и беседами с Ником Дюффелем (НД) в январе 2006 г.

    НД: В мире, где секс эксплуатируется повсеместно, где число беременностей и заболеваний СПИДом среди подростков продолжает расти и где отношения становятся все более кратковременными, о вашей терапии заземления сексуальности говорят, что она создает «внутренний презерватив». Почему это происходит и чего вы пытаетесь достичь с помощью этого радикально нового способа терапевтической работы?
    ВП: Я могу рассказать немного о задачах Терапии заземления сексуальности, если хотите. Но сначала общее замечание: цель этой терапии – вернуть будущим поколениям данное им природой право на полноценное сексуальное выражение, без извращений и экстремального гедонизма, господствующих над гениталиями в современном мире.
    Для меня потеря естественной сексуальности – главная причина отчужденности и несчастья в нашем мире. В нашей терапии мы всегда ставим ребенка в центр в структуре его развития. Обычно, когда ребенок пытается выразить свою сексуальную природу, мы начинаем смотреть на него со своей собственной, взрослой точки зрения. Мы проецируем на него свои мысли о половом акте и свои разочарования, связанные с сексуальностью.
    Большинство наших импульсивных сексуальных действий происходит из-за того, что с раннего детства с нами не обращались как с целостными существами – с гениталиями и сексуальностью, рожденными в результате полового акта.
    Если людям позволить стать целостными личностями, сексуально и телесно, тогда, я думаю, следом придет естественная регуляция сексуальности, а не подавление или перевозбуждение. Тогда люди будут выражать сексуальность, исходя из отношений, из близости, из функции тела, а не просто от возбуждения или стимуляции. Можно сказать, что именно это изменение внутреннего отношения и создаёт так называемый ” эмоциональный презерватив”.
    Если у нас его нет и мы продолжаем прекращать отношения из-за сексуальности, то мы не можем защитить себя и своих детей. Нам нужно создать “внутренний презерватив” чтобы научиться защищать себя.
    Итак, немного о целях Терапии заземления сексуальности.
    1. Данная терапия заземляет сексуальность, привнося ясность в вопросы генитальности, чтобы восстановить и гармонизировать в теле связь между гениталиями и сердцем.

    НД: Я понимаю, что на Западе нас, похоже, поощряют быть личностями “выше талии”, так сказать. Но что вы имеете в виду под «ясностью в генитальности»?
    ВП: В терапии заземления сексуальности мы открыто включаем в поцесс работы гениталии , в то время как в большинстве терапий они исключены. Я уверен, что подавление и исключение гениталий вызывает повышенное возбуждение и проекции на эту естественную часть тела. Поэтому в Терапии заземления сексуальности мы возвращаем гениталии и все тело в реальность, так как наш биологический вид был рожден в результате полового акта. К тому же человек – это не только мозг. Гениталии, так же как и сердце, играют важную роль в энергетической системе тела. Если мы исключаем гениталии, мы не можем стать заземленными. И это подводит меня к следующей цели.
    2. Терапия заземления сексуальности исследует и применяет терапевтические практики, которые помогают обрести это базовое заземление всем, кто обращается к помощи этой терапии.

    НД: Вы можете объяснить, что для вас означает быть “заземленным”?
    *Примечание: Александр Лоуэн, основатель биоэнергетического анализа, развившегося из вегетотерапии Вильгельма Райха, придумал концепцию и практику заземления. Согласно биоэнергетике, заземление «происходит прежде всего на физическом уровне. Быть заземленным значит иметь физически безопасное, но гибкое положение. Феноменологически это означает быть соединенным с реальностью». (http://www.bioenergetic-therapy.com)
    ВП: Я дойду до этого.
    3. Быть сексуально заземленным значит присутствовать в своем сердце – физически, эмоционально, сексуально и духовно, создавая духовную связь между настоящим, прошлым и будущим.

    НД: Как мы можем научиться жить в своем сердце сексуально?
    ВП: Это действительно практический вопрос. Не у всех это происходит сознательно, поскольку нам мешает наша обусловленность. Представьте, какое множество мыслей есть у нас о сексуальности. И все они потребляют энергию, которую мы в них вкладываем.
    Это нарушает поток энергии между сердцем и гениталиями. Телесная психотерапия всегда была занята тем, как снова соединить разрозненные части в людях, чтобы они перестали жить только в голове.
    4. Когда мы сдаемся и мужскому, и женскому потоку, мы реализуем первичные желания наших праотцов и праматерей а также наших детей и будущих поколений.

    НД: В настоящее время люди, особенно в терапевтическом мире, имеют тенденцию смотреть на мужественность и женственность как на социальные структуры, а половую принадлежность считают в определенной степени делом выбора. В своей работе вы предпочитаете восстановить родителей как авторов того, что вы называете «мужским и женским потоками». Вы можете объяснить это и рассказать, как работает эта экзистенциальная природа сексуальности, на которую вы ссылаетесь?
    ВП: В сексуальности – наше происхождение, наше будущее, а также наши корни. В культуре, которая часто исключает реальность гениталий, ребенка отчуждают от его сексуальной природы, и он теряет свои корни. Он не видит будущее.
    В терапии заземления сексуальности самое важное направление для участников – это признать Отца и Мать как сексуальные создания, как сексуальные источники. Если вы можете действительно осознать всем своим телом, что отец и мать являются для вас источником сексуальности и что их гениталии
    играют очень важную роль через половой акт, а также все эмоции, связанные с ним, всё меняется. Тогда вы смотрите на соседа и видите, что вы оба произошли от такого полового акта. Это нелегко, и мы предпочитаем этого не делать – смотреть на кого-то и сознавать, что этот человек произошел от полового акта. Я думаю, это как будто смотреть глазами Иеронима Босха! Если мы это делаем, обычно мы начинаем смеяться.
    Но это наши корни, и тут начинается искажение. Похоже, мы не можем полностью принять, что это поведение и эмоции, и все это возбуждение имеет какое-то отношение к моему существованию в мире – а это напрямую связано с бытием в мире.
    Наши клетки знают это, но мозг это отрицает, и когда вы отрицаете, ваше сердце закрывается. Сердце снова открывается, когда вы начинаете сознавать это и говорить себе: «подожди минутку, мне нужно по-настоящему посмотреть на свою жизнь». Тогда вы принимаете все эти источники, свой мозг, свое сердце и свои гениталии. Признание отца и матери как сексуальных существ – это самое основное.
    5. Терапия заземления сексуальности всегда рассматривает гениталии в контексте со всем человеком и этапами развития в его жизни.

    НД: Каким образом гениталии помещаются «в контекст»?
    ВП: Если рассматривать тело ребенка по этапам развития, внешний мир реагирует на развитие ребенка через четыре фазы: глаза, рот, анус и гениталии.
    *Примечание: Согласно ранним психоаналитическим теориям развития, жизненная энергия фокусируется и раскрывается в процессе развития через центры тела, которые контактируют с окружающей средой – теория Фрейда, Райха и Хорни.
    Во время этапа развития зрения, сразу после рождения, и во время,когда развивается рот, я думаю, родители довольно хорошо обращаются с ребенком. Но когда вовлекается анус,родители меняются, потому что это более деликатная тема. А когда вовлекаются гениталии, такое впечатление, что все воспитатели сразу перепрыгивают в зрелый возраст.

    НД: Почему видеть гениталии с точки зрения взрослого человека неправильно для ребенка?
    ВП: Потому что они проецируют на этот этап развития свою собственную взрослую сексуальность – а это очень странно. Когда маме нужно покормить малыша, она берет маленькую ложечку. А когда доходит до стадии развития гениталий, у мамы нет маленькой ложечки, у нее взрослая ложка. Как это возможно? Где же подходящая ложка?
    В сексуальном заземлении нам нравится видеть ребенка именно на том этапе, где он находится. А родителям нужно считаться с этим этапом. Тогда это безопасно и нормально – гениталии естетсвенны так же, как рот, глаза и анус. В Терапии заземления сексуальности мы относимся к этому очень строго, потому что ребенок должен быть в безопасности, и важно общаться с ним из того же возраста, в котором он находится.
    6. Терапия заземления сексуальности придает особое значение профессиональной работе со всем телом, включая гениталии, не для усиления сексуальных отношений для удовольствия и экстаза, а чтобы гениталии функционировали полноценно на протяжении всей жизни.

    НД: Насколько я понимаю, сексуальное заземление не похоже на движения, появившиеся в Новой Эре, которые культивируют экстаз. Но разве сексуальность не связана в том числе и с удовольствием?
    В современном мире мы все чаще используем сексуальность только для удовольствия. И если мы будем продолжать отделять сексуальность от продолжения рода, я думаю, что нам придется расплачиваться за это. И в этом вопрос: как ребенок может появиться от «грязного» поведения, похоти. Когда мы говорим об эволюции, я думаю, в этом ключ. Но мы не хотим иметь так много детей. А это связано с тем фактом, что мы не можем регулировать свою сексуальность так, как ее следует регулировать. Если наше сердце полностью открыто, тогда всё наше тело вовлечено. А если нет, тогда только гениталии, и тогда сексуальность становится навязчивой. Тогда это лишь заряд и разрядка.

    НД: Расскажите побольше о профессиональной работе, включающей гениталии. Почему это необходимо?
    ВП: До людей сложно донести, что в психотерапии можно работать с телом, со всем телом. В медицине это возможно. Если у вас заболевание гениталий, это не считается табу. Я думаю, что эта работа приходит, но очень медленно. Ее нужно защищать, она должна быть открытой, ясной, а не тайной. И она должна быть профессиональной.
    В ней должны быть нормы, именно поэтому терапевты заземления сексуальности должны соглашаться на очень четкие этические правила. Нормы для меня связаны с этапами развития – наиболее естественным образом, и мы их уже знаем. Когда мы по-настоящему отзеркаливаем свое собственное сексуальное развитие, мы можем прочувствовать на уровне тела, что было правильно и что было неправильно. Поэтому если рассматривать все эти генитальные отношения фундаментальным, естественным образом, появляются законы или правила, естественные правила. И для общества гораздо проще культивировать эти правила, если они основаны на природе.

    НД: Но похоже, что общество не знает, как это сделать. Вы думаете, что в обществе есть сильная заинтересованность в людях, зацикленных на сексуальности, но отдалившихся от своей подлинной сексуальной природы?
    ВП: Если смотреть на общество как на коммерческую вещь, экономически, да. Представьте, что отпадет вся коммерциализация сексуальности. Но хотим ли мы этого? Хотим ли мы другой жизни, или мы адаптируемся ради экономики? Я не знаю. Но когда вас больше невозможно эксплуатировать, я думаю, что общество не особо вам радо.
    Это сложный вопрос. Но сексуальное заземление предпочитает придерживаться природы, потому что наша точка зрения такова: можем ли мы вернуть детям их сексуально заземленную природу? Сейчас они часто очень, очень потеряны.
    Когда мы включаем перспективы на будущее в сексуальные отношения, они меняются. Если вы говорите своему партнеру «Я хочу умереть с тобой», это производит впечатление. Но мы больше такого не говорим. Мы создаем вечность с помощью воспроизводства, но мы боимся отношений. Мы говорим «Я хочу тебя видеть всего один год». Это не годится. Все это связано с отсутствием реализации. А реализация происходит, когда вы вкладываете в сексуальность перспективы прошлого и будущего. И дети учат вас этому каждый день, если вы действительно видите них.
    7. Терапия заземления сексуальности относится к гениталиям и их функционированию как к контактирующим органам и репродуктивным органам, которые производят, защищают и питают следующее поколение.

    НД: Это абсолютно новый аспект в восприятии сексуальности – бросающий вызов и позитивный! Но общество еще не пришло к этому, и не считаете ли вы, что нам еще нужно приоткрыть вопрос сексуальности? Например, не считаете ли вы, что свобода заниматься сексом где и когда захочется поможет, например, с легализацией проституции?
    ВП: Я уверен – и нам нужно быть с этим осторожными, потому что это очень мощная штука в этом мире.Но одна вещь меня всегда поражает: люди, связанные с проституцией, не хотят, чтобы их дети шли по их стопам. Почему? Потому что там есть что-то трудное для них. И я убежден, что когда мы вернем себе эту изначальную сексуальность, я имею в виду через этапы развития, проституция не сможет существовать, не критикуя саму себя, без совести.

    НД: Вы подразумеваете, что проституция – это символ болезни общества?
    ВП: Нет, сексуальное заземление не любит упоминать болезни и даже критиковать общество. Я не думаю, что болезнь – правильное слово. Это скорее связано с фрустрацией, разочарованием, потому что проституция существует не только за деньги. Ее можно найти и в семье – в широком масштабе. Фактически, сексуальность гораздо сильнее, она всегда на службе у жизни, как упоминалось в последней цели.
    8. Терапия заземления сексуальности поддерживает функции гениталий, чтобы вырабатывать жизненную силу и благополучие всего соматически-эмоционального тела.
    Это важно, потому что на данном этапе развития общества, если посмотреть на отношения, мы используем близость, чтобы научиться создавать отношения. Но сексуальное заземление разворачивает нас в другую сторону и говорит: возьмите отношения, чтобы начать учиться быть в близости. И понимание, почему это делается именно так, приходит, когда вы смотрите на структуру развития ребенка. Реальность такова, что маленький ребенок игнорировался с точки зрения гениталий. Он пытался рассказать о том, что он чувствовал в теле, но подход воспитателей был неадекватным. Эмоции в отношениях отсутствовали с самого начала, и поэтому мы используем сексуальность, чтобы учиться строить отношения, потому что мы действительно этого хотим.

    НД: Что происходит, когда вы подавляете свою сексуальность? Как это влияет на вашу жизнь и каковы последствия для общества?
    Это два аспекта. Первый из них личный: когда вы подавляете выражение своего тела, оно страдает. И я осмелюсь добавить, что если вы принимаете решение использовать тело только для удовольствия, в этом нет реализации. Есть разрядка и заряд, и это хорошо. Замечательно – нам это нравится. Но мы не чувствуем удовлетворения и реализации. Нам приходится часто заниматься сексом, но длится половой акт недолго. Нам приходится делать это 5-6 раз в неделю или 3 раза в день. Зачем так часто? Я думаю, это связано с нереализованностью. Если вы принимаете тело всерьез и начинаете регулировать сексуальный заряд, все тело становится вовлеченным, и вы начинаете вести себя по-другому. В общение включается больше чувств. Я помню, как я сам стал говорить больше приятных слов своей жене, вместо того, чтобы просто тащить ее в постель! Поэтому когда вы включаете чувства и начинаете сексуальный акт, он происходит по-другому и длится дольше. Для нас это непросто, потому что наш заряд и разрядка часто обусловлены обществом.
    И теперь об обществе. У него есть экономические выгоды, когда вы прыгаете из одних отношений в другие. Я не хочу обвинять общество, но нам нужно видеть реальность. Поэтому общество – не лучший учитель, в этом смысле.

    НД: И что бы вы сказали о цене, которую мы платим?
    ВП: Цена такова, что мы не реализованы, и мы повторяемся. Возьмите, например, интернет сегодня. Иногда он засасывает. И я думаю, так не было создано природой, сексуальность не была предназначена быть навязчивой.

    НД: Вы много говорите о роли родителей. Я знаю множество родителей, которые находятся в замешательстве по поводу сексуальности. И вы также говорите о том, чтобы ставить ребенка в
    центр. Если ребенок видит родителей, занимающихся сексом, нормально ли это для него? Воспримет ли это он как нечто естественное?

    ВП: Это бывает по-разному. Когда вы открыты и эмоциональны, ваш заряд слишком сильный для ребенка. Он может вас понять, только когда вы находитесь на его уровне, но мы не принимаем это во внимание. Я думаю, что тело подскажет естественным образом. Зачем вам вовлекать ребенка в такую сильную энергию? Например, когда мы злимся друг на друга, мы не вовлекаем в это ребенка. Энергетически, естественным образом, мы знаем, как идти. Поэтому я думаю, что тело естественным образом отрегулирует это.
    Во-вторых, ребенок не занят половым актом так, как мы. Т.е. в этом вопросе есть часть проекции, и это нормально. Но мы должны устранить эту проекцию, и это связано с тем, что я ранее говорил о «маленькой ложке».

    НД: Вы говорите, что жизненно важная часть сексуального развития ребенка – это «обучение и переживание глубоких чувств мужественности и женственности». Какова важность этого в современном мире, в котором люди борются, чтобы заставить отношения работать?
    В ребенке есть и мужское, и женское, так как он связан с обоими родителями. Ребенка нельзя спрашивать «кого ты любишь больше?», потому что это создает конфликт. Поэтому нужно признавать обе части. А они могут быть признаны, когда мы прекратим войну, войну между полами. Если мы можем обмениваться энергиями в отношениях, мы вовлекаем обе части. Мужчина занят и мужественностью, и женственностью, женщина тоже занята ими, и таким образом создается равновесие, и ребенок чувствует себя цельным.

    НД: С таким акцентом на репродуктивную функцию сексуальности, не является ли терапия заземления сексуальности гетеросексистской теорией?
    Вовсе нет. Но я не делаю разницы между гомо- и гетеросексуальностью. Терапия заземления сексуальности говорит только о мужественности и женственности. Это касается обоих полов. Оба пола рождаются от матери и отца. И если они исходят от обоих полов, это освобождает. Если вы хотите размножения, вы идете к противоположному полу, это естественно. Вы не пытаетесь размножиться с партнером своего пола. Даже если у вас и есть такое желание, ваше тело знает, что такое сексуальность. В этом смысле мы очень реалистичны. На наших группах много людей, живущих с партнером своего пола. Это не проблема. Но похоже, что наш вид в любом случае развивается в этом направлении, к своего рода бисексуальности, которая является другим способом проживания наших источников

    НД: И последний вопрос – хотя вы работаете с телесной психотерапией, ваши идеи, похоже, имеют трансперсональное измерение. Вы говорите, что для ребенка стать заземленным во время эдиповой фазы и переходного периода – это словно «найти рай в реальности». Это не является чем-то идеалистичным?
    ВП: Это не идеалистично, это – реальность. Она реалистична. Она исходит из жизни. Если вы найдете рай в реальности, вы прекратите свой идеализм, потому что он больше не будет иметь смысла.

    Перевод: Гильманова Э.М.
    Статья взята с сайта www.sexualgrounding.com

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса