• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • Авторам и Реклама
  • Серафим Саровский. Биография просветлённого

    Миша 6 720 Просмотров

    Через три года отрок Прохор лишился своего отца, который незадолго до смерти взялся строить новый храм во имя преподобного Сергия, и труды его по храмостроительству продолжила Агафия. Однажды семилетний Прохор, осматривая с матерью постройку храма, оступился и упал с самого верха колокольни; к величайшей радости матери остался целым и невредимым, в чем она не могла не видеть особого попечения Божия об ее сыне.

    Будучи 10 лет, Прохор сильно заболел и был при смерти. В сонном видении явилась ему Царица Небесная и обещала посетить и даровать исцеление. В ту пору несли крестным ходом по Курску чудотворную икону Знамения Божией Матери. Когда проносили ее по улице, где стоял дом Мошниных, пошел дождь, и пришлось проносить икону через Агафьин двор. Вынесла тогда она своего больного сына, и приложился он к иконе, и икону над ним пронесли. С этого дня он стал быстро поправляться.

    И вот, когда благочестивому юноше исполнилось семнадцать лет, он твердо решил оставить мир и, с благословения матери, напутствовавшей его медным крестом, с которым с тех пор никогда не расставался, посвятил себя иноческой жизни.

    Оставив мир, Прохор отправился сначала на богомолье в Киево-Печерскую лавру, где один прозорливый затворник, по имени Досифей, провидя в юноше доброго подвижника Христова, благословил его идти спасаться в Саровскую пустынь. 20-го ноября 1778 года девятнадцатилетний Прохор Мошнин, в самый канун праздника Введения во храм Богоматери, под вечер пришел в Саров. Ласково принятый настоятелем пустыни, старцем Пахомием, юный Прохор сразу предался иноческим подвигам. И вот избранник Божий, взяв у старцев благословение, стал в свободное от послушания время уходит в лес. Строгость жизни Прохора привлекала к себе общее внимание братии и многие удивлялись силе его подвигов.

    Во время его сильной трехлетней болезни предложенное ему братиией лечение он отклонил, возложив все упование на милость Божию. Когда положение Прохора было крайне опасное, ему явилась Пресвятая Богородица и исцелила его. Вскоре келья, где произошло дивное посещение, была снесена, и на том месте поставлен больничный корпус с храмом.

    6 лет он почти безпрерывно находился в служении. Бог давал ему силы, – он не нуждался почти в отдыхе, забывал часто о пище и с сожалением уходил из Церкви. Однажды на страстной седьмице во время Божественной литургии ему было знаменательное видение: в необыкновенном свете Серафим узрел Господа нашего Иисуса Христа во образе Сына Человеческого во славе, сияющего неизреченным светом и окруженного Небесными Силами: ангелами, архангелами, херувимами и серафимами. От западных церковных врат шел он по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся.

    В сентябре 1793-го года о.Серафим был рукоположен в сан иеромонаха и оставил обитель для безмолвных подвигов в пустыне.

    Келья преподобного Серафима находилась в дремучем сосновом лесу, на берегу реки Саровки, на высоком холме, верст за 5-6 от монастыря, и состояла из одной деревянной комнатки с печкой. Подле кельи преподобный устроил огород, а потом и пчельник.

    Все время проходило в непрестанных молитвах и псалмопениях, чтении священных книг и телесных трудах. В холодную пору преподобный собирал сучья и хворост и рубил своим топориком дрова для отопления своей кельи. Летом он работал на своем маленьком огородике, овощами которого он преимущественно питался.

    После нападения в лесу разбойников и сильных побоев Серафиму было дивное видение: Пресвятая Богородица во славе, с апостолами Петром и Иоаном Богословом, явилась к его одру и произнесла в ту сторону, где были врачи: “Что вы трудитесь?” а старцу: “Сей от рода моего!” После этого видения о.Серафим отклонил лечение, умоляя предоставить свою жизнь Богу и Пресвятой Богородице, и в тот же день, почувствовав возвращение сил, встал с постели. Но пять месяцев он провел, оправляясь, в обители, и снова возвратился в пустыню.

    Тех, кто имел до него действительную духовную нужду, он охотно принимал и с любовью руководил их своими советами, наставлениями и духовными беседами. Даже диким зверям преподобный Серафим внушал влагоговение: многие,посещавшие его в дальней пустыни, видели около него громадного медведя, которого он из рук кормил.

    Три года преподобный о.Серафим провел в совершенном молчании, ни с кем не говоря ни слова. Желая подражать св. Семиону столпнику, о. Серафим 1000 дней и 1000 ночей простоял на камне. Камней, на которых он стоял, было два: один находился в его кельи, здесь подвижник стоял с утра до вечера, сходя с него только для принятия пищи, а по закате солнца он переходил на камень, находившийся в лесу, и стоял на нем всю ночь до рассвета с воздетыми к небу руками, молясь Богу словами мытаря: Боже, милостив буди мне, грешному!

    1810 года возвратился в монастырь, где подьял на себя новый труднейший подвиг затворничества. Затворился преподобный на 17 лет, никуда не выходя и понемногу ослабляя строгость своего затвора. Первые 5 лет никто не видел его, и даже брат, приносивший ему скудную пищу, не видел, как старец брал ее. Затем святый старец открыл келейную дверь, и всякий мог приходить к нему, но на вопросы имевших в нем нужду не отвечал, приняв обет молчания пред Богом и безмолвно продолжая свое духовное делание. В келье не было ничего, кроме иконы Богоматери, перед которой теплилась лампада, и обрубка пня, служившего ему стулом. Дубовый некрашенный гроб стоял в сенях, и старец молился близь него, готовясь постоянно к переходу от временной жизни к вечной.

    Через 10 лет безмолвного затворничества по Вышней воле преподобный Серафим снова отверз свои уста для служения миру – своей любовию, ниспосланной от Бога благодатными дарованиями учительства, прозорливства, чудес и исцелений, своим духовным руководством, молитвою, утешением и советами. Двери кельи его стали открыты для всех – от ранней литургии до восьми часов вечера

    В ноябре 1825-го года преподобный Серафим совсем оставил свой затвор: в сонном видении ему явилась Божья матерь со святителями Климентом Римским и Петром Александрийским и разрешила выйти из затвора и посещать пустынь. Влияние благодатного старца не ограничивалось лишь Саровской пустынью.

    За год и десять месяцев до своей кончины преподобный Серафим сподобился на яву двенадцатого в его жизни посещения Богоматери, которое было как бы предзнаменованием его блаженной кончины и ожидающей его нетленной славы.

    Первого января 1833года отец Серафим пришел в последний раз в больничную церковь; ко всем иконам поставил свечи и приложился, потом причастился по обычаю святых Христовых Таин. По окончании Литургии он простился со всеми молившимися братиями; все заметили в нем крайнее изнеможение сил телесных, но духом старец был бодр, спокоен и радостен. Вечером того же дня старец пел в своей кельи пасхальные песни.

    Второго января часу в шестом братия, войдя в келью преподобного, увидели его стоящим на обыкновенном месте молитвы пред аналоем на коленях. Его руки, сложенные крестообразно, лежали на аналое, на книге, по которой он совершал свой молитвенный труд перед образом Божьей Матери “Умиления”, а на руках – голова. Полагая, что он уснул, стали осторожно его будить, но ответа не было: старец Серафим окончил свое земное странствование и в Боге почил на веки.Тело преподобного было положено в приуготовленный им же при жизни дубовый гроб и погребено по правую сторону соборного алтаря.

    В продолжении семидесяти лет со дня кончины преподобного Серафима православные люди во множестве приходили с верой к могиле его и по молитве получали чудесные исцеления от разных болезней душевных и телесных.

    В 1903 года Святейший Синод в полном убеждении в истинности и достоверности чудес, совершаемых по молитвам старца Серафима, определил признать его в лике святых, благодатию Божиею прославленных.

    Преображение

    Сокращенная беседа Серафима с Николаем Александровичем Мотовиловым  1831 года в лесу, неподалеку от Саровской обители, и была записана Мотовиловым. Рукопись была обнаружена через 70 лет в бумагах жены Николая Александровича

    – Я уже сказал Вам, что это очень просто, и подробно рассказал Вам, как люди бывают в Духе Божием и как должно разуметь Его явление в нас… Что же вам, батюшка, надобно?

    – Надобно, сказал я, чтобы я понял это хорошенько.

    Тогда о. Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне: – Мы оба теперь в Духе Божием с тобою. Что же ты смотришь на меня?

    – Я отвечал: – Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца и у меня глаза ломит от боли.

    О. Серафим сказал: – Не устрашайтесь, и вы теперь сами также светлы стали, как и я сам. Вы теперь в полноте Духа Божьего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть.

    И преклонив ко мне свою голову, он тихонько на ухо сказал мне:

    – Благодарите же Господа Бога за неизреченную к вам милость Его…

    Я взглянул после этих слов в лицо его и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе, в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко кругом и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня и великого старца. Возможно ли представить себе то положение, в котором я находился тогда!..

    – Что же вы чувствуете теперь, – спросил меня о. Серафим…

    Я отвечал: – Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу… Необыкновенную сладость..

    – Вот эта-то сладость теперь переполняет сердца наши и разливается по всем жилам нашим неизреченным услаждением. От этой-то сладости наши сердца, как будто тают, и мы оба исполнены такого блаженства, какое никаким языком выражено быть не может… Что же вы еще чувствуете, ваше Боголюбие?

    Я отвечал: – Теплоту необыкновенную … и запах, на земле нет ничего подобного этому благоуханию.

    И батюшка о Серафим, приятно улыбнувшись, сказал: – И сам я, батюшка, знаю это точно, как и вы, да нарочно спрашиваю у вас, – так ли вы это чувствуете. Сущая правда, ваше Боголюбие. Никакая приятность земного благоухания не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощущаем, потому что нас теперь окружает благоухание Святого Духа Божия. Что же земное может быть подобно ему. Заметьте же, ведь вы сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а ведь не на вас, ни на мне снег не тает и под нами также. Стало быть теплота эта не в воздухе, а в нас самих. Она то и есть именно та самая теплота, про которую Дух Святой словами молитвы заставляет нас вопиять ко Господу: “Теплотою Духа Святого согрей меня.” Ею-то согреваемые пустынники и пустынницы не боялись зимнего мороза, будучи одеваемы, как в теплые шубы, в благодатную одежду, от Святого Духа истканную…          Под Царствием Божиим Господь разумел благодать Святого Духа. Вот это Царство Божие теперь внутри нас и находится, а благодать Духа Святого и со вне озаряет и согревает нас, и преисполняя многоразличным благоуханием окружающий нас воздух, услаждает наши чувства пренебесным услаждением, наполняя сердца наши радостью неизглаголанною… Я мню, отвечал мне о. Серафим, что Господь поможет вам навсегда удержать это в памяти вашей. Благость Его не преклонилась бы так мгновенно к смиренному молению моему и не предварила бы так скоро послушать убогого Серафима тем более, что и не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы вы сами, утвердившись в деле Божием и другим могли быть полезными… Господь ищет сердца, преисполненного любовью к Богу и ближнему – вот престол, на котором Он любит восседать и на котором Он является в полноте Своей пренебесной славы…          Для чего же Он и с небес сошел к нам, как не для того, чтобы, взяв нашу нищету, обогатить нас богатством благости Своей и Своих неизреченных щедрот. Ведь пришел Он не для того, чтобы послужили Ему, но да послужит Сам другим и да даст душу Свою за избавление многих. Так и вы, творите и, видя явно оказанную вам милость Божию, сообщайте о том всякому желающему себе спасения… Так то все я вам сказал теперь и на деле показал, что Господь и Божия Матерь через меня, убогого Серафима, вам сказать и показать соблаговолили. Грядите же с миром. Господь и Божия Матерь с вами да будет всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Грядите же с миром…

    – И во время всей беседы этой с того самого времени, как лицо о. Серафима просветилось, видение это не переставало, и все с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении. Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам, своими собственными глазами, что готов подтвердить под присягой.

    pravoslavie.ru

    Видео

    Серафим Саровский

    Некоторые книги:

    Духовные наставления преподобного Серафима мирянам и инокам
    Святой Серафим о грядущих судьбах России
    А.Стрижев. Чего не изрекал преподобный Серафим
    Беседа старца Серафима с монашествующими и мирянами

    нам важно ваше мнение: оставьте комментарий