• Пути к себе
    показать все рубрики (161)
  • О портале
  • Системное мышление и системная работа в школе Марианне Франке-Грикш

    Satori 745 Просмотров

    Как педагог может использовать метод системных расстановок в своей работе?

    С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе. Около восьми утра дети приходят в класс, и вот передо мной сидят молодые люди, каждый со своим специфическим образом семьи в душе; каждый проживает и осуществляет свою особую действительность, пытается реализовать ее в классе, при известных условиях приобретает сторонников своей особой формой построения отношений, инсценирует свою семью.

    Постоянно рассказывая о родительском доме и семье, прежде всего младшие дети от шести до двенадцати лет дают возможность получить глубокое представление о динамике своей семьи. Как у семейного терапевта, у меня частенько «чешутся руки». Но как учительница я уполномочена лишь квалифицированно преподавать свои предметы, руководить классом как коллективом и, насколько возможно, способствовать индивидуальному развитию. Тем самым мне как терапевту предписано полное воздержание; нет поручения – нет работы! Именно это предписанное воздержание заставило меня в последние годы стать находчивой, смотреть системно и, где можно, соответственно действовать. При этом я создаю условия для того, чтобы в детях пробуждалось уважение к жизни, к своим семьям, к отцу и матери – и особое значение я придаю совершенно иному подходу к возникающим в любом коллективе конфликтам и тенденциям исключения. Воспитание системного мышления

    Постепенно я приучаю детей мыслить системно. Если беременна чья-то мама, если заболел или умер кто-то из членов семьи, я использую это как повод для беседы в кругу. Мы размышляем о разных качествах отношений. Например, как родители любят своих детей и какую позицию по отношению к родителям полезно занимать детям. Мы воплощаем ее в движениях и жестах, и дети очень легко приходят к тем позициям и фразам, которые Берт Хеллингер задает заместителям в семейной расстановке.

    Разумеется, мы говорим и о том, что иногда дети «замещают» слишком рано умерших членов своей семьи, что нередко они берут на себя родительскую судьбу, – и одиннадцатилетние дети сами заново изобрели ритуалы, как они уважают мертвых или не вмешиваются больше в судьбу родителей. Иногда я ставлю ребенка перед его отцом или матерью (то есть, разумеется, перед их заместителями, в роли которых выступают одноклассники). И другие дети сами видят, может ли он быть полностью ребенком или же он немного «надут». Между тем им нравится вся палитра возможных позиций, они предлагают друг другу сказать, например: «Папа, я ведь твой ребенок», изобретают все больше и больше фраз, иногда совершенно чудесных. Они совершают поклоны перед умершими, просят их о поддержке и благословении. Все это я делаю в основном на примерах.

    В моем теперешнем классе много детей из Сербии, Хорватии, Косово, из Афганистана и Турции. Кто-то из них потерял на войне отца, кто-то дядю. Мы говорим о том, как это горько для семей, но и о том, сколько сил дают нам мертвые, если мы просим их о благословении. Разумеется, дети рассказывают об этом дома. По настроению на родительских вечерах я могу ощутить, как благотворно для всех уважительное отношение к семьям.

    Семейная расстановка в школе может давать важные примеры, скажем, чтобы показать, какая разница, когда отец и мать стоят рядом друг с другом и смотрят на своих детей или же они ориентированы в разных направлениях, стоят далеко друг от друга и, может быть, смотрят на кого-то умершего. А не нарушить при этом интимных границ семьи, не скомпрометировать детей и их семьи, оставить все в рамках примера – это вопрос тонкости чутья. Эта работа и эти мысли способствуют тому, что за короткое время в классе возникает сердечная атмосфера, какой я никогда раньше не знала. В настоящее время я собираюсь составить и опубликовать каталог возможных системных игр и наставлений для начальной и средней школы. Новые пути преодоления конфликтов.

    Кроме того, как уже упоминалось, я стала совершенно иначе подходить к решению конфликтов. Если на перемене вспыхивает ссора, дети уже сами приходят ко мне. Они поняли, что тут не важно рассказывать о том, кто, кому, что и почему сделал. Они просто называют имена участников. И тогда мы расставляем их с помощью заместителей, по возможности детей, которые не видели конфликта. Заместители говорят о своих ощущениях. Мы ищем соответствующие хорошие места и фразы. И когда видишь, что дети действительно готовы не смотреть больше на то, кто прав и кто кому должен сказать «мне жаль» или «я хочу все исправить», а искать путей восстановления равновесия, это приносит невероятное облегчение. Обычно забияк просто ошеломляет, что их заместители все правильно чувствуют, хотя они абсолютно не в курсе того, что произошло.

    Автор: Мариан Франке-Грикш

    Источник: facebook.com

    Товары за 100+ руб.
    Товар недели
    Я – магнит для денег
    Свобода от страхов, депрессий и стресса